ПОПОВ М.В. О стоимости и потребительной стоимости при слоциализме

Марксизм 21 века
7 января 2015
3.40 / 5 (5 votes)
Новости, Социализм

Следующая статья:

ПОПОВ Михаил Васильевич – доктор экономических наук, профессор (г. Ленинград)  

 

ОТ ПРОИЗВОДСТВА СТОИМОСТИ

К ПРОИЗВОДСТВУ ПОТРЕБИТЕЛЬНОЙ  СТОИМОСТИ  – НЕПОСРЕДСТВЕННО ОБЩЕСТВЕННОМУ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМУ ХОЗЯЙСТВУ

 

Производство, как известно, есть процесс присвоения предметов природы в рамках определенной формы общества и посредством нее. Теория и история знают следующие сменяющие друг друга способы производства: первобытнообщинное коммунистическое, рабовладельческое, феодальное, капиталистическое и коммунистическое производство, вышедшее из капиталистического и являющееся его прямой противоположностью.

Производство товаров появляется уже с разложением первобытнообщинного коммунизма, но ни рабовладельческое, ни феодальное производство не может быть в целом охарактеризовано как товарное хозяйство, как производство стоимости, поскольку основным для них является производство потребительных стоимостей, хотя оно и подрывается постепенно производством товаров, производством стоимости. И только капитализм может быть охарактеризован как всеобщее товарное хозяйство, как товарное хозяйство на том этапе его развития, когда и рабочая сила становится товаром. Капитализм —  это хозяйство, товарное по своему характеру, и в целом может быть охарактеризовано как производство стоимости.

Всякое производство в качестве своей предпосылки имеет потребности и в качестве конечного результата — потребление. Но непосредственной целью товарного производства является не потребительная стоимость, а стоимость, поскольку товар — это продукт, производимый для обмена. Основной закон товарного хозяйства называется законом стоимости. Ф.Энгельс подчеркивал в «Анти-Дюринге», что «закон стоимости – основной закон как раз товарного производства, следовательно, также и высшей его формы – капиталистического производства».[1]

Непосредственной целью капиталистического товарного производства является не просто стоимость, а стоимость, создаваемая иаемными работниками в прибавочное время – прибавочная стоимость. То обстоятельство, что капиталистическое производство имеет развитый общественный характер, порождает противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистическим присвоением. Отношения обмена противоречат общественному характеру производства и в результате социалистической революции в ходе переходного периода от капитализма к коммунизму заменяются непосредственно общественными отношениями. Труд в коммунистическом производстве не посредством обмена, а непосредственно выступает как общественный труд, а само коммунистическое производство характеризуется как непосредственно общественное и является таковым как в своей высшей, так и в низшей фазе — при социализме, хотя и с отпечатком капитализма как на форме, так и на содержании производства[2].

Диалектический подход к историческому опыту Социалистической революции в России, построения и развития социализма в СССР позволяет проследить, как меняется характер производства при переходе к коммунизму и воспроизводится в процессе развития социализма как первой фазы коммунизма.

Переход власти в руки рабочего класса, установление диктатуры пролетариата сами по себе еще не меняют характера производства. Только после национализации создается коммунистический  уклад, производство в котором носит непосредственно общественный характер, и этот уклад в течение переходного периода сосуществует с другими укладами. В России такими укладами были госкапиталистический, частнокапиталистический, мелкотоварный и патриархальный.

Патриархальное производство является производством для собственного потребления и носит натуральный характер.

Мелкотоварное производство есть производство для обмена и носит товарный характер.

Частнокапиталистическое производство тоже, разумеется, как производство стоимости (прибавочной) должно быть охарактеризовано как товарное по своему характеру.

Особо следует сказать о госкапитализме, который использовался в период новой экономической политики в России и широко используется в настоящее время в Китайской Народной Республике. Дело в том, что известный период после национализации только часть национализированных предприятий удается планомерно направить непосредственно на удовлетворение нужд общества. И вот эта, и только эта, часть образует коммунистический уклад. Все же остальные национализированные предприятия, хотя и находятся в собственности государства, продолжают управляться не планом, а основным законом всякого товарного, а потому и капиталистического хозяйства — законом стоимости. Соответственно производство в рамках госкапиталистического уклада носит товарный характер.

В рамках переходного периода коммунистический уклад, развиваясь, постепенно вытесняет все другие уклады. Непосредственно общественное планомерно организованное социалистическое производство из уклада становится сначала господствующей, а потом и единственной формой производства. В СССР произошло то, что и предвидел В.И.Ленин в своей Речи на Пленуме Московского Совета 20 ноября 1922 года, говоря: «из России нэповской будет Россия социалистическая»[3]

Процесс вытеснения несоциалистических укладов, который идет в переходный период, может быть охарактеризован лозунгом: «Больше социализма!». Однако собственно к социализму как первой фазе коммунизма эта фраза неприменима, поскольку после того, как социалистическое производство стало не только господствующим, но и единственным, социализма не может быть больше, а он может быть лишь более или менее развитым. Развитие же не сводится к увеличению или уменьшению, а идет через борьбу противоположностей. Это относится и к развитию социалистического производства через борьбу его непосредственно общественного характера с товарностью как отрицательным моментом социалистического производства, связанным с его выхождением из капитализма. Борьба эта в планомерно организованном хозяйстве напрямую зависит от теоретических позиций и политических установок государства и правящей партии.

Экономической реформой 1965 г. непосредственно общественный принцип работы на общество в целях обеспечения полного благосостояния и всестороннего развития всех его членов, закрепленный в Первой и Второй Программе партии большевиков, был заменен стоимостным принципом максимизации прибыли, рентабельности и объема реализации отдельных производственных единиц. Тем самым стала размываться и подрываться экономическая основа социалистической власти, чем во многом объясняется недостаточность масштабов активного сопротивления ликвидации диктатуры рабочего класса.

Социализм разрушился в конечном итоге из-за того, что был взят и стал последовательно осуществляться так называемый курс на рынок и приватизацию. Этот по сути антисоветский и антипартийный курс, принятый апрельским пленумом ЦК КПСС 1991 года, привел к ликвидации КПСС и СССР.

К чести советской экономической науки следует отметить, что данный губительный для страны курс не был одобрен ни одним крупным экономическим совещанием и ни одной научной экономической конференцией. Более того, достаточно громко и отчетливо звучали голоса тех экономистов, кто отстаивал непосредственно общественный характер социалистического производства и предупреждал, что попытки построить социализм на товарной основе равносильны его уничтожению. Это достаточно ясно было показано в работах Н.В.Хессина, А.М.Еремина, Н.А.Цаголова, Н.А.Моисеенко, А.К.Покрытана, А.И.Кащенко, А.А.Сергеева, В.Я.Ельмеева, В.Г.Долгова, Р.И.Косолапова и других. Поэтому предательская горбачевско-яковлевская верхушка партии могла опереться только на отдельных проходимцев от экономической науки, вроде Абалкина и Гайдара, чтобы попытаться навязать партии и стране разрушительный курс помимо его хотя бы внешне научного обоснования.

Принятие XXVIII съездом партии курса на рынок пришло в вопиющее противоречие с ее коммунистической природой и означало по существу ее самоубийство. Поэтому незаконная приостановка деятельности КПСС президентским указом по существу лишь подвела итог ее перерождения. Тем более, что подписал этот указ выросший в недрах партийного аппарата махровый номенклатурщик Ельцин, бывший первый секретарь сначала Свердловского обкома, затем Московского горкома, кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС.

На горьком опыте разрушения страны и обнищания народа осознается теперь ошибочность представлений, что на основе товарного производства и закона стоимости можно якобы развивать социалистическое общество.

А ведь разжевывал же К. Маркс и не раз ту мысль, что на основе стоимости и денег невозможен контроль объединенных индивидов над своим производством, что речь должна идти о производстве, диаметрально противоположном товарному.

Ф. Энгельс высмеивал попытки Дюринга построить социализм на основе «справедливого» обмена товарами и конституированной стоимости.

В.И. Ленин в замечаниях на книгу Бухарина «Экономика переходного периода» (XI и ХL Ленинские сборники) не случайно подчеркивал, что продукт при социализме идет в потребление не через рынок. В «Наказе от СТО местным советским учреждениям» он разъяснял, что государственный продукт, продукт социалистической фабрики, обмениваемый на крестьянское продовольствие, не есть товар в политико-экономическом смысле, во всяком случае не только товар, уже не товар, перестает быть товаром.

После осуществления коллективизации у нас стало не две собственности, а две формы одной, общественной собственности, и встречное движение общественного продукта между городом и деревней поэтому уже нельзя было, строго говоря, подводить под категорию обмена, который есть взаимное отчуждение продуктов труда и иных объектов собственности на основе свободного договора или соглашения, взаимное и взаимообусловленная передача принадлежащих двум субъектам продуктов. Сущность производства стала противоположной товарной. Она стала непосредственно общественной, и в каких бы являющихся формах, заимствованных во многом из товарного прошлого и несущих в себе определенные черты товарного содержания, эта сущность ни выступала, производство в целом нельзя было уже характеризовать иначе как непосредственно общественное, продукт которого и труд в котором не посредством обмена, а непосредственно, с самого начала выступают и являются общественными.

И. Сталин в целом придерживался этих марксистско-ленинских позиций. Он развил их в своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР».

Сталин писал: «Можно ли рассматривать средства производства при нашем социалистическом строе, как товар? По-моему, никак нельзя.

Товар есть такой продукт производства, который продается любому покупателю, причем при продаже товара товаровладелец теряет право собственности на него, а покупатель становится собственником товара, который может перепродать, заложить, сгноить его. Подходят ли средства производства под такое определение? Ясно, что не подходят. Во-первых, средства производства «продаются» не всякому покупателю, они не «продаются» даже колхозам, они только распределяются государством среди своих предприятий. Во-вторых, владелец средств производства – государство при передаче их  тому или иному предприятию ни в какой мере не теряет права собственности на средства производства, а наоборот, полностью сохраняет его. В-третьих, директора предприятий, получившие от государства средства производства, не только не становятся их собственниками, а наоборот, утверждаются, как уполномоченные советского государства по использованию средств производства, согласно планов, преподанных государством.

Как видно, средства производства при нашем строе никак нельзя подвести под категорию товаров.

Почему же в таком случае говорят о стоимости средств производства, об их себестоимости, об их цене и т.п.?

По двум причинам.

Во-первых, это необходимо для капькуляции, для расчетов, для определения доходности и убыточности предприятий, для проверки и контроля предприятий. Но это лишь формальная сторона дела.

Во-вторых, это необходимо для того, чтобы в интересах внешней торговли осуществлять дело продажи средств производства иностранным государствам. Здесь, в области внешней торговли, но только в этой области, наши средства производства действительно являются товарами и они действительно продаются (без кавычек).

Выходит таким образом, что в области внешнеторгового оборота средства производства, производимые нашими предприятиями,сохраняют свойства товаров как по существу, так и формально, тогда как в области эеономического оборота внутри страны средства производства теряют свойства товаров, перестают быть товарами и выходят за пределы сферы действия закона стоимости, сохраняя лишь внешнюю оболочку товаров (калькуляция и пр.).

Чем объяснить это своеобразие?

Дело в том, что в наших социалистических условиях экономическое развитие происходит не в порядке переворотов, а в порядке постепенных изменений, когда старое не просто отменяется начисто, а меняет свою природу применительно к новому, сохраняя лишь свою форму, а новое не просто уничтожает старое, а проникает в старое, меняет его природу, его функции, не ломая его форму, а используя ее для развития нового. Так обстоит дело не только с товарами, но и с деньгами в нашем экономическом обороте, так же как и с банками, которые, теряя свои старые функции и приобретая новые, сохраняют старую форму, используемую социалистическим строем.

Если подойти к делу с точки зрения формальной, с точки зрения процессов, происходящих по поверхности явлений, можно притти к неправильному выводу о том, что категории капитализма сохраняют будто бы силу в нашей экономике. Если же подойти к делу с марксистским анализом, делающим строгое различие между содержанием экономического процесса и его формой, между глубинными процессами развития и поверхностными явлениями, – то можно притти к единственно правильному выводу о том, что от старых категорий капитализма сохранилась у нас главным образом форма, внешний облик, по существу же они изменились у нас коренным образом применительно к потребностям развития социалистического народного хозяйства»[4].

Если подойти к делу с марксистским диалектическим методом, делающим строгое различие между содержанием любого процесса и его формой, между глубинными процессами развития и поверхностными явлениями, то приходится прийти к выводу о том, что в этой книге Сталин, к сожалению, проявил и непоследовательность. Так, блестяще обосновав, что средства производства не являются товарами, он объявил товарами предметы потребления. Но тогда получалось, что сущность социалистического производства — дуалистическая, нетоварно-товарная. Если предположить, что предметы потребления — товары, то они, выходит, производятся не для удовлетворения потребностей, а для обмена. Работник же в обмен на идущий к нему от государства в потребление товар может дать только свою рабочую силу. (Движение денежных средств от государства к работнику в виде заработной зарплаты тут ничего не меняет, так как гасится противоположным движеним денежных средств от работника в государственный магазин с передачей работнику из общественных складов предметов потребления в соответствии с его долей в фонде распредалении по труду). Его рабочая сила тогда тоже товар, а такое товарное производство, при котором и рабочая сила является товаром, называется капитализмом. Переход к капитализму поэтому логически следует из посылки о том, что предметы потребления при социализме — товары.

Ошибочно и утверждение Сталина, что при социализме действует закон стоимости. Ведь закон и сущность — категории однопорядковые. Поэтому утверждение о действии при социализме закона стоимости равносильно утверждению о товарной сущности социалистического производства. Не случайно, что Кронрод,  Либерман, Ракитский, Петраков, Абалкин и другие певцы и толкачи товарного производства при социализме ухватились именно за эти отступления от строго выдержанной марксистской теории, имевшиеся у Сталина, возвели их в принцип и в рамках экономических дискуссий готовили ликвидацию социализма.

Контрреволюционные события в СССР подтвердили, что либо мы имеем социализм как непосредственно общественное производство — производство потребительных стоимостей, регулируемое соответственно законом потребительной стоимости, либо имеем дело с производством стоимости, то есть с товарным производством, естественным развитием которого является товарно-капиталистическое производство. Можно, конечно, говорить о том, что и при социализме есть товарное производство в виде индивидуального производства на колхозный рынок. Это так. Но цены на колхозном рынке регулируются не пресловутым законом стоимости, а ценами на продукцию государственных предприятий. Цены же на продукцию государственных предприятий определяются планомерно на основе затрат труда на производство с учетом потребительной стоимости непосредственно общественных продуктов.

Социалистическое производство есть непосредственно общественное производство, производство потребительной стоимости, а не стоимости. Это научная истина. Попытка построить социалистическое товарное хозяйство, то есть вернуться к производству стоимости, неизбежно ведет к уничтожению социализма. Теперь это не только научно установленный, но, увы, и опытным путем, исторически проверенный факт.

Социализм, следовательно — непосредственно общественное хозяйство. Это не производство товаров, стоимостей, а производство непосредственно общественных продуктов, потребительных стоимостей. Соответственно и регулятором социалистического производства является не закон стоимости, а закон потребительной стоимости, суть которого в подчинении производства цели обеспечения полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества.

Поскольку цель социалистического производства — обеспечение полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества, развитие трудящихся как членов общества входит в основание производства. Если капиталистическое товарное производство как производство прибавочных стоимостей требует отнимать у трудящихся свободное время и другие условия их свободного развития, то социалистическое непосредственно общественное производство требует достигнутую за счет технического прогресса экономию рабочего времени превращать не только в дополнительные материальные блага для работников, но и в дополнительное свободное время для их всестороннего развития, в том числе и для развития их как участников государственной жизни и государственного управления. К сожалению, этого-то в последние десятилетия существования СССР как раз не происходило.

Задача социализма состоит вовсе не в том, чтобы лишь провозглашать власть трудового народа, а в том, чтобы трудовой народ имел реальную, практическую возможность осуществлять эту власть. Если рабочий восемь часов стоит у станка и может принять участие в управлении государством только по окончании рабочего дня, когда закрываются двери Советов и исполкомов, райкомов и горкомов, то тогда народная власть лишь провозглашается, и остается лишь надеяться на то, что наемный аппарат государственных служащих будет все же (почему-то) действовать не в своих особых интересах, а именно в интересах рабочего класса и, следовательно, всего общества в целом. Однако будучи бесконтрольным, аппарат управления неизбежно перерождается и из средства управления в интересах трудящихся превращается в свою противоположность. Что мы и видим на примере печальных и трагических событий в нашей стране.

История революции и контрреволюции в России показала, что прогресс в развитии производительных сил, в росте производительности труда должен сопровождаться не уменьшением численности непосредственных производителей и соответственным увеличением численности работников непроизводственной сферы, а увеличением свободного времени рабочих и крестьян, в том числе времени, свободного для участия в государственном управлении. Численность рабочих и крестьян может вообще не уменьшаться вплоть до полного уничтожения классов, вплоть до полного коммунизма. Важно лишь, чтобы с развитием производства росло не только материальное богатство общества, но увеличивалось свободное время всех работников как время для их свободного развития. И как только количественно свободное время превысит рабочее время, определяющим для человека будет не то, что он делает в свое рабочее время, а то, что он делает в свое свободное время. Это и будет означать полное уничтожение классов, то есть уничтожение разделения людей на группы в зависимости от положения в производстве.

Таким образом, для развития социализма и укрепления Советской власти нужно не такое производство, которое пожирало бы свободное время работников и производило стоимость, а такое, которое бы производило потребительную стоимость, в своем развитии обеспечивало бы экономию рабочего времени и предполагало бы превращение сэкономленного времени в свободное время непосредственных производителей. Цель такого производства — обеспечение полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества. Эта цель социалистического производства не случайно была записана и в первой, и во второй Программе ленинской большевистской партии. Ленинская формулировка цели социалистического производства исчезла при составлении третьей — хрущевской ревизионистской программы партии, принятой XXII съездом КПСС в 1961 году. На арену выходил зарождающийся в недрах партии класс номенклатурных собственников.

В непосредственно общественном хозяйстве при производстве предметов потребления и средств производства имеются существенные различия. И те и другие, и предметы потребления, и средства производства суть не товары, а непосредственно общественные продукты, но их общественная роль неодинакова — производство предметов потребления создает материально-вещественные условия все более полного развития членов общества и сокращения социального неравенства между ними, а производство средств производства, кроме того, служит напрямую экономии рабочего времени и может рассматриваться как производство свободного времени для свободного развития всех членов общества. По отношению к предметам потребления сокращение затрат труда на их производство выступает как результат внедрения трудосберегающей техники, и экономия труда передается потребителям через снижение цен.

Можно сказать, что техника с экономической точки зрения больше ни для чего не нужна, кроме как для экономии рабочего времени или, другими словами, всякая экономия, которую она дает, сводится к экономии рабочего времени. Средства производства в социалистическом непосредственно общественном хозяйстве производятся не для того, чтобы их продать и получить стоимость, а для того, чтобы сэкономить труд тех, кто будет применять эту технику, то есть труд ее потребителей. Потребительная стоимость техники — это экономия труда тех, кто работает с этой техникой, кто заменил этой техникой прежние, менее трудосберегающие экземпляры.

Экономия труда у потребителей техники позволяет им распорядиться этой экономией двояко — не только выпустить дополнительное число предметов потребления, но также при этом сократить рабочее и увеличить свободное время. Не исключена ситуация, когда непосредственные трудозатраты на производство техники возрастают. Но действительно новой, прогрессивной техникой можно по критерию ее потребительной стоимости считать только такую, которая дает у потребителей экономию труда большую, чем возрастают затраты на ее производство. Другими словами, итоговая, результирующая, чистая экономия в результате замены техники, то есть валовая экономия за вычетом затрат труда на производство и эксплуатацию техники, должна быть положительной.

Прогресс производительных сил в рамках капитализма, подспудно идущая работа по экономии общественного труда создают предпосылки для того, чтобы рабочий класс вместе со своими союзниками сначала вернул себе достаточно свободного времени для организации революционной борьбы, затем взял власть и использовал ее для экономического переворота — для перехода от производства стоимости к производству потребительной стоимости и для закрепления потребительностоимостной ориентации производства экономическим законом потребительной стоимости – основным экономическим законом коммунистического способа производства, действующим уже в первой фазе коммунизма, при социализме.

В заключение следует отметить, что развитием теории трудовой потребительной стоимости мы обязаны в первую очередь работам  Заслуженного деятеля науки РФ, доктора экономических и доктора философских наук профессора В.Я.Ельмеева, который ознаменовал  свой восьмидесятилетний юбилей созданием политической экономии труда[5]. Одной из важнейших составных частей политической экономии труда является трудовая потребительностоимостная оценка нововведений, необходимая для создания экономической теории непосредственно общественного хозяйства.

На сегодняшний день разработаны все три основные части  теории потребительностоимостной оценки нововведений: потребительностоимостные основы замены техники, потребительностоимостные основы повышения квалификации работников и потребительностоимостные основы нововведений в производстве предметов потребления.

Применительно к сфере производства средств производства трудовая потребительностоимостная теория гласит, что технику необходимо заменять по критерию экономии труда у потребителей этой техники за вычетом затрат на ее создание, ремонт и эксплуатацию.

Применительно к повышению квалификации работников также нужно оценивать, какую экономию труда у потребителей их услуг даст повышение квалификации работников или замена менее квалифицированных работников на более квалифицированных.

Применительно к производству предметов потребления замена одних предметов потребления на другие, удовлетворяющие те же потребности, также должна оцениваться по критерию экономии труда у потребителей. Если выпускаются не менее высококачественные, но более дешевые предметы потребления, трудовой потребительностоимостной подход требует не просто учесть достигнутую экономию труда, а выделить экономию труда у потребителей этих предметов потребления, вызванную понижением цен на эти предметы. При этом сумма снижения цен на производимые предметы потребления может и должна служить важным показателем деятельности предприятий, толкающим их не на повышение цен, а на понижение затрат труда и через снижение цен передачу части получаемой экономии труда потребителям.

Последовательное проведение трудового потребительностоимостного принципа оценки нововведений во всех сферах трудовой деятельности позволяет материалистически подойти к реализации основного экономического закона социализма: производству для обеспечения полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества, поскольку экономия труда означает возможность увеличения свободного времени. Задача лишь в том, чтобы это увеличение свободного времени не узурпировалось какой-либо частью общества, а распределялось между всеми его членами и доставалось прежде всего работникам, занятым непосредственно материально производительным трудом — рабочим и крестьянам. При этом условии будет происходить сближение классов и преодоление классовых различий, приближение того качественного скачка, который состоит в том, чтобы свободного времени у работников стало больше, чем рабочего, и чтобы определяющим для индивида стало не то, чем он занимается в рабочее время, а то, чем он занят в свободное время.

 

[1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.20, С.324.

[2] См. Попов М.В. Планомерное разрешение противоречий развития социализма как первой фазы коммунизма. СПб. Изд-во Ленингр. ун-та, 1986. – 158 стр.

 

[3] В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 309.

 

[4] И.Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. Госполитиздат. 1952. С. 51 – 54.

[5] В.Я.Ельмеев. Социальная экономия труда: общие основы политической экономии. – СПб. Изд-во С.Петерб. ун-та, 2007. – 576 с.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
На ту же тему
Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Вася:

    Какая муть…

    Товарно-стоимостные отношения являются моментом-элементом всех товарных форм производства: мелкотоварного, капиталистического и социалистического.
    Этот элемент — обмен эквивалентов — является формой движения указанных товарных форм производства, способом разрешения противоречия между стоимостью и потребительной стоимостью.

    Еще в 1 т. «Капитала» Маркс показал, что сущность капиталистического производства составляет единство нескольких моментов:

    — первого момента: покупки капиталистом рабочей силы наемного работника по стоимости (в среднем, точнее: по цене), т.е. обмена именно эквивалентами, т.е. именно товарно-стоимостной формы,

    — второго момента: производство наемным работником прибавочной стоимости для капиталиста, т.е. абсолютно безвозмездное присвоение капиталистом части продукта труда наемного рабочего — этот 2-й момент не имеет вообще никакого отношения к обмену эквивалентов.

    (Остальные моменты капиталистического производства, выявленные Марксом, опускаю, т.к. здесь они не так важны).

    Поэтому основной закон капиталистичесого производства — это закон прибавочной стоимости, о чем и сказано в 1 т. «Капитала».

    Социалистическое производство — это товарное, неэксплуататорское производство, понятие этой формы дано Марксом в 1-й главе «Капитала» — это «союз свободных людей» (см. К.Маркс и Ф.Энгельс, соч., 2-е изд., т.23, с.88-89).

    Закон стоимости при любой форме товарного производства является регулятором только и исключительно в совокупности (в том или ином соотношении) с законом планомерного производства: и капиталист планирует в пределах своего капиталистического производства, и мелкотоварник планирует в пределах своего мелкотоварного производства.

    Поскольку социалистическое производство исключительно товарное, постольку и в пределах этой формы регулирование осуществляется именно соотношением действия законов стоимости и планомерного производства.

    Закон стоимости снимается (а не исчезает) в форме «коммунистическое производства», которое производит непосредственно общественный продукт.
    Но и в этом случае планируются затраты общественно необходимого (абстрактно-всеобщего) труда: количество труда, имеющегося в распоряжении общества, планово распределяется между производством необходимых обществу тех или иных потребительных стоимостей (см. Ф.Энгельс, Наброски к критик политической экономии, там же, т.1, с.553).

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я - против спама!

Comment Spam Protection by WP-SpamFree

Виджеты

Это место для ваших персональных виджетов. Ставьте из админки - рубрики, архивы, метки, календарь, свежие комментарии, произвольное меню и др.

Свежие записи
Copyright © 2014-2017 Аристарт Ковалев. Все права защищены. При перепечатке указывайте "Аристарт Ковалев, http://marksizm21.ru"
Россия, Москва, тел. +7 903 283-70-56 | email: Написать письмо | Skype: aristart40 | ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress
Наверх
Марксизм 21 века, счетчик посетителей