ШАБАРОВ В.Н. Новое о диалектике

Владимир .Николаевич . Шабаров

Некоторые вопросы концептуализации

политической экономии и диалектического метода

(Доклад на научно-практической конференции. Москва, 12 – 13 сентября 2015 Первые «Никаноровские чтения»


Чтения проводятся в виде научно-практической конференции, объединяющей специалистов и сторонников научно-практического направления «Концептуальный анализ и проектирование систем организационного управления» (Школа С.П. Никанорова), разрабатывающих, использующих и исследующих концептуальные методы и подходы к овладению сложными предметными областями.

 

Господствующая ныне либеральная теория «Economics», которой все известно, как функционирует экономика и как ею надо управлять, вдруг осознала в кризис 2007-2008 годах почти по шутливому выводу Эйнштейна, что «ничто не работает и никто ничего не знает — Почему?»

И ответ на это «почему» либералы — адепты свободного рынка —  стали искать у Маркса! В результате, и вполне вероятно, не без определенного влияния марксистских и социалистических идей и бескризисной исторической практики социалистических стран, пришли к необходимости принятия антирыночных мер регулирования экономики (и внутренней и международной  (Закон Тодда-Франка, Базель 2 и Базель 3).

Суть этих мер — информационная открытость и ужесточение государственного  регулирования внутренней и международной экономики. Эти меры (реально являющимися элементами перехода к социалистическому управлению) существенно ограничили сферу действия частного рынка с его коммерческой тайной — рынок стал ещё более несвободным.

Преимущество марксистской политэкономии над либеральной стало вполне очевидным.

В чем это преимущество? Прежде всего, в методе подхода к исследованию экономической действительности.

Марксистская экономическая теория — концептуально строгая и упорядоченная целостная теория развития буржуазных отношений от истоков к их высшим формам и, главное, их необходимого перехода к иным, более развитым формам экономических отношений.

В отличие от марксистской буржуазной экономической теории чужды как концептуальная строгость, так и диалектический порядок изложения, который предполагает неизбежность изменений, их противоречивый характер движения, способы и формы разрешения противоречий) — это теория одной формы, теория устойчивости буржуазной формы отношений, которая объявляется единственной в человеческой истории, если и развивающейся, то внутри себя — преимущественно растущей, то есть изменяющейся количественно, внутри вечно воспроизводящегося качества отношений. Следовательно, если и применяющая строгие и сложные, например, математические методы, то только методы численной математики и по отдельным аспектам этой системы. Другие формы отношений объявляются внеэкономическими и могут существовать только как дополнения к буржуазным отношениям.

Но культ буржуазного счастья вечной жизни в реалиях исторического «мгновенья» — лишь  благостная вера недалеких людей, неспособных видеть преходящую суть исторических времен. В этой связи нелишне было бы вспомнить и оценить гётевскую глубину понимания «мгновенья» и необходимости непрерывности развития, отображенную им в «субъективном» монологе — предложении Фауста (Гёте, «Фауст», 1808 год) Мефистофелю об условиях их сделки (поэтическое изложение перевода (1878) крупного русского ученого-зоолога и поэта-переводчика Николая Александровича Холодковского (1858-1921) :

2

Фауст:

Ну, по рукам!

Когда воскликну я: «Мгновенье,

Прекрасно ты, продлись, постой!»—

Тогда готовь мне цепь плененья,

Земля разверзнись подо мной!

Твою неволю разрешая,

Пусть смерти зов услышу я —

И станет стрелка часовая,

И время минет для меня.

 

Образец марксистской политэкономии дает нам отправной пункт для развития политэкономии (общей или всеобщей теории) на основе современного концептуального прочтения диалектического метода. Сам Маркс ясно указал на неполноту своей теории. Особенно это касается диалектического метода, который, как известно, был Марксом активно использован при создании «Капитала», но не изложен как теория. Хотя в несистемном виде даны основные положения диалектики, а логика просматривается в самих предметных высказываниях и системе изложения, что, впрочем, требует немалых усилий для логической интерпретации.

Итак, если мы ставим цель развития политэкономии, как науки, мы должны идти по пути решения двуединой задачи — ликвидации, насколько это возможно, неполноты самой предметной теории, и неполноты (недостаточной конструктивности) диалектического метода, как эффективного средства решения предметной теории.

Необходимость решения задачи концептуальной конструктивизации диалектики с использованием средств современной математики ясно понимал С.П. Никаноров и намеревался приняться за эту работу (об этом он неоднократно говорил в частных беседах) . Однако, этим намерениям, по неизвестным причинам, не суждено было реализоваться.  Решение задачи концептуализации диалектики было оставлено его ученикам и  последователям.

Успешное решение этой задачи трудно переоценить, по крайней мере, для области политэкономии. Здесь рассмотрим некоторые важные аспекты решения этой задачи как она видится с точки зрения предмета Общей политэкономии, эскизно изложенной в книге автора «Общая политэкономия».

В самом общем плане решение задачи сводится к ответам на три основных вопроса ( прохождения трёх ступенек  восхождения — по полметра каждая): 1. — с чего начать, 2. — как продолжить, 3. Чем завершить?

  1. С чего начать?

Для предметников — советских политэкономов — этот вопрос оказался самым трудным в деле определения клеточки социалистического способа производства (Маркс эту задачу не ставил). Хотя попытки были — клеточкой объявлялись и прибавочная стоимость, и  общественная собственность и планомерность, и хозрасчет и т.д., и т.п. . Небольшим преувеличением будет сказать, что в роли исходных экономических отношений социализма были перебраны почти все значимые категории политэкономии социализма.

3

Однако, все эти объявления остались объявлениями, поскольку никто не смог показать, как из объявленной клеточки  развивается весь сложный механизм социалистических отношений. И не мог в принципе этого сделать, поскольку эти понятия не формировались на понимании основных двух аспектов диалектического начала:

— на понимании содержания исходных понятий качества и количества, отражающих универсальное простейшее противоречивое основание (в котором, например, как в бухгалтерии, актив равен пассиву, и долг = 0, что означает отсутствие зависимости между субъектами отношений, то есть, означает, что предприятие независимо от контрагентов —  его бытие воспроизводится («предприятие остается предприятием» — аналог «я-я») и главному качественному-бытийному свойству предприятия ничто и никто не угрожает );

—  на знании качественной процедуры диалектического отрицания для формирования родовой усложняющейся по связям и зависимостям (по принципу от простой формы к более сложной) универсальной структуры отношений, которая и могла бы служить родом для определения клеточки  социалистической (видовой) формы отношений.

Более сложный вопрос о количественных изменениях, которые определяют точки отрицания качеств и их перехода в новые качества (узловые линии мер), очевидно, возможно будет решать впоследствии. Необходимо заметить, что и  Маркс не развил определение клеточки капиталистического способа производства через род клеточки и не развил по той причине, что четверку универсальных предэкономических понятий — производство (труд)-распределение-обмен-потребление, с одной стороны, он не раскрыл как усложняющийся ряд понятий, а с другой,  рассматривал все эти  понятия только в границах сложного понятия «производство», включающего распределение-обмен-потребление в качестве собственных аспектов определения (см. К. Маркс, «Критика политической экономии», раздел 1, п. 2). То есть, Маркс не рассмотрел понятия с точки зрения движения от простого к сложному, при котором более простое лишь частично вкладывается в более сложное. Тем самым, Маркс закрыл себе как возможность концептуально строгого определения клеточки буржуазного способа производства, так и построения, хотя бы в эскизной форме, начал Общей политэкономии как системы всех исторических способов производства.

В методологическом плане на этой стадии концептуализации диалектики представляется необходимым следующее:

— ввести общие понятия простейшего противоречивого начала;

— определить механизм качественного «отрицания» (и, по возможности, с количественным аспектом), порождающий из простого более сложные универсальные родовые формы;

— определить процедуры порождения усложняющихся структур по универсальным родовым формам отношений.

  1. Как продолжить?

Определения рода с его свойствами и процедурой отрицания включаются в определение вида в качестве его основания — базиса определение видов экономических отношений.

И здесь самое важное — определить характер или специфические свойства, которыми обладает каждый особенный вид отношений. Диалектика (субъективная и объективная) исходит, как и в  определении рода, из развития противоречивых основ видовых отношений, но таких, которые развиваются по родовой структуре отношений.

Великая заслуга Маркса состоит в том, что он ввёл в понимание клеточки буржуазного производства противоречивые понятия общественного и частного характера отношений — общественного по производству и частного по обмену и присвоению.

Оказалось, что если принять свойства «иметь частный и иметь общественный характер» в

4

 

качестве универсальных и положить частный (независимый) характер отношений (родовой аналог отношения , которое определяет понятие «ничто или нуля») в качестве всеобщего простейшего начала вида по ряду родовых понятий , то процедура пошагового диалектического отрицания становлением все большей общественной связности людей вполне отражает исходные виды  всех существовавших, существующих и будущих экономических отношений.

В методологическом плане здесь стоит задача формализация процедуры двойного отрицания противоречивых свойств по родовому основанию и порождения многообразий структур каждого из видов отношений, отличающихся степенью сложности.

Здесь необходимо отметить, что любое отрицание одного качества другим, допустим  отрицаемое «ничто» превращается в ряд «нечто», (аналог отрицание «стоимости» превращает её в «простую меновую стоимость», отрицание последней дает «развернутую форму стоимости» и далее «денежную форму стоимости») имеет свою более глубокую причину — количественное накопление, которое по природе количественных накоплений вначале  совершается внутри качества, не изменяя его до определенного предела и лишь по его достижению («узловой меры» по Гегелю) старое качество переходит в новое.

Причем важно отметить, что старое качество не исчезает, а приобретает свою новую господствующую черту, подобно тому, все формы стоимости сохраняют в себе стоимость как своё исходное основание.

Исследование количественных изменений и узловых линий мер как причин всех качественных отрицаний в диалектике экономических отношений ещё практически не исследованы.

Верно то, что  марксистская политэкономия абсолютно правильно в самом общем плане определила, что реализуется историческая зависимость между развитием производительных сил человеческого общества  и его видовыми формами экономических отношений, однако   в целом задачу конструктивно не решала и не решила. Для Economics и иных направлений буржуазной мысли такой проблемы и задачи для решения просто не существует.

Но весьма важно то, что постулируется развитие форм каждого из видов экономических отношений — от простейшей формы до самой развитой, которая и наиболее приближена к пределу своего перехода (отрицания) в новое качество — качество межвидовых отрицаний. Этим завершается вторая ступень развития и начинается третья.

 

3.Чем завершить ? 

Завершается история и логика экономического развития формой развития межвидовых отношений (противоречий противоположностей — самых сильных противоречий), когда в границах развития некоторого вида отношений происходит становление нового подчиненного вида отношений, и сохраняется также в подчиненном «снятом» положении прежний вид (если рассматриваются виды, начиная со второго).

В марксистской политэкономии эта ступень — ступень существования и развития экономических формаций или, эквивалентно, способов производства. ( В Economics, как известно, никаких ступений развитий нет. Есть одна полянка — полянка свободного частного рынка, на которой в качестве допустимых «сорняков» или внутренних эксплуатируемых в пользу этой же частной полянке прорываются теории народного капитализма, институализма, постиндустриального и постэкономического общества, госрегулирования и планирования (например, сетевого — «PERT») и т. д., отражающие

5

 

 концептуальные проблески антирыночного и антимонетарного в потоке рыночного мэйнстрима.).

Самое важное в марксистском учении о капиталистическом способе производства — это доказательство того, что он включает в себя или подчиняет себе иные виды  экономических отношений, такие как ренту (исходное видовое свойство феодальных отношений), как внерыночный характер оценки затрат живого и прошлого труда внутри капиталистического предприятия, в котором господствует внутренние или трансфертные цены (исходное видовое свойство социализма), то есть, включает то, что определяет фундаментальный характер межвидовых противоречий этого способа производства.

Конечно, системы включений у Маркса далеко не полна, она не включает множество видов экономических отношений из всего ряда видовых отношений, предшествующих (11 видов) и последующих (2 вида).

Полное описание экономического способа существенно расширяет структуру межвидовых противоречий капиталистического способа производства, требуя более тонкого подхода к анализу его развития и подхода к его «узловой мере» существования и перехода в новое качество (по логике Общей политэкономии — перехода вначале в переходную стадию от капитализма к социализму и затем в стадию социализма).

Построением системы развития способов производства завершается построение теории Общей политэкономии и прикладное использование для её построения диалектического метода.

Конечно, работа «Общая политэкономия» была сделана автором на эскизном уровне, требует многочисленных уточнений, исправлений и дополнений. Работу на уровне рабочего проекта можно и должно сделать, на мой взгляд, только путем современного прочтения и построения конструктивного диалектического метода.

Необходимо заметить, что поскольку диалектический метод создавался и, вероятней всего, будет создаваться на новой концептуальной основе как обобщение особенностей развития всей объективной и субъективной реальности (физической, химической, биологической,…  ), которая в большинстве случаев предшествует реальности экономических отношений человеческого общества, и является причиной их порождения и развития, постольку новый концептуализированный диалектический метод может выйти за рамки использования в политэкономии и, по большому счету может послужить общей системой руководящих концептуальных координат для развертывания  общей теории естественного и социального развития.

Это было бы достойным продолжением дела Спартака Петровича, приложившего, подобно творцам математики — пифагорейцам, громадные усилия в деле приложения универсальных методологий к самым разнообразным предметным областям человеческой деятельности.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Я - против спама!

Comment Spam Protection by WP-SpamFree

Виджеты

Это место для ваших персональных виджетов. Ставьте из админки - рубрики, архивы, метки, календарь, свежие комментарии, произвольное меню и др.

Свежие записи
Copyright © 2014-2017 Аристарт Ковалев. Все права защищены. При перепечатке указывайте "Аристарт Ковалев, http://marksizm21.ru"
Россия, Москва, тел. +7 903 283-70-56 | email: Написать письмо | Skype: aristart40 | ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress
Наверх
Марксизм 21 века, счетчик посетителей